На гречневой игле

Автор

На гречневой игле

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выявила признаки картельного сговора на рынке гречневой крупы.

Если расследование подтвердит эти подозрения, виновным грозит уголовная ответственность, заявил глава ведомства Игорь Артемьев.

В прежние времена одной этой новости было бы достаточно, чтобы констатировать: «Похоже, началось!» Поскольку в нашей славной экономической действительности именно гречка оказалась неким индикатором-указателем на грядущий кризис. Хотя сейчас, правда, коронавирус напакостил.

Да зачем далеко ходить: осенью 2014-го, когда Запад вывалил на нас санкции, оптовики заголосили о повышении отпускных цен на гречку более чем в полтора раза из-за плохого урожая. И таки задрали цены до 90-92 рублей за 1 килограмм! Хотя урожай в 2014 году был на 25,5% выше, чем в 2013-м. И никакие контролеры не наказали производителей за наглую ложь и корпоративный сговор.

Игры «на повышение» продолжились. Производители резко увеличили посевные площади в 2017-м, что привело к обвалу цен в 2018 году. Реакция производителей — пересмотреть свои планы и сократить посевные площади на 52%. И снова обнаружился призрак дефицита.

Вместе с прогнозами очередной волны экономического кризиса осенью прошлого года ретейлеры опять предупредили, что гречка может подорожать на 25-50%. То есть цена подскочит до 100 с лишним рублей за кило, хотя из регионов сообщали чуть ли не о рекордных урожаях гречки.

Что же происходит на этом рынке? На нем примерно три десятка крупных компаний — производителей продукта. Друг друга хорошо знают, никто не мешает договариваться о согласованных действиях на рынке. Но учитывая, что рынок этот почти полностью внутренний (на экспорт мы гречку почти не продаем, непопулярна она на Западе) и его постоянно трясет от малейших причин, то трясучкой этой, кажется, заразились и производители. Скажем, большой урожай — низкие цены и дорого хранить запасы. На следующий год сворачиваются посевные площади — сокращение урожая и цены вверх.

Тут поневоле начнешь метаться и договариваться с коллегами. По мнению экспертов, эту «гречневую волатильность» могло бы стабилизировать государство, организовав интервенции и эффективное регулирование рынка, поддержку компаниям. Но, вероятно, руки не доходят. Опять же по данным наблюдателей.

В иных версиях говорят о жадности компаний-производителей, стремящихся в преддверии очередного кризиса — а он у нас нынче всегда в преддверии — подзаработать «с запасом». Тоже не лишено смысла.

Во всяком случае, прав был Вильям Похлебкин, известный историк и крупнейший знаток русской кулинарии, когда писал: «Гречиха — не просто пищевой продукт, а своего рода символ национального русского своеобразия». В ней и сегодня отражается все наше, пардон, своеобразие. В котором той же ФАС совсем несложно найти картельный сговор.

Но почти невозможно добиться, чтобы потребительский рынок слез с гречневой иглы. И с других тоже.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *